Ненужная правда о Великой Отечественной войне или катастрофа 1941 года

Ненужная правда о Великой Отечественной войне или катастрофа 1941 года

1941

Статья белорусского журналиста Вадима Деружинского о горьких фактах «Великой Отечественной» войны:

«В год 70-летия победы в Великой Отечественной войне у нас выходит много передач и фильмов о тех событиях, но везде сознательно скрывается правда о войне.

Почему немцы смогли дойти до самой Москвы?

Кто в этом виноват?

А ведь вся война в 1942, 1943, 1944 годах — это только ИСПРАВЛЕНИЕ чудовищной ценой чьих-то ошибок, совершенных летом 1941 года.

Виновник трагедии

Виновник трагедии 1941 года давно известен — это начальник Генштаба Г.К. Жуков.

Ни один полководец мира не имел таких позорных поражений, как Жуков летом 1941 года.

Вся великолепно подготовленная Красная Армия была из-за Жукова разгромлена в первые месяцы войны.

В 1941 году Красная Армия потеряла 6,3 миллиона солдат и офицеров.

Из них 1 миллион были расстреляны органами НКВД или посажены в ГУЛАГ за отказ воевать. 1,3 миллиона были убиты в боевых действиях.

И 4 миллиона сдались немцам (сдались их 3,5 (!) миллионной армии), большей частью добровольно, не желая воевать за режим СССР.

Была разгромлена вся предвоенная кадровая армия!

В этом виноват лично Г.К. Жуков, отвечавший за подготовку страны к войне.

В 1941 году Красная Армия потеряла 6.290.000 единиц стрелкового оружия, большая часть которого досталась немцам в виде трофеев в первые дни войны, так как была складирована на границе

Этого оружия достаточно, чтобы вооружить всю Германию.

В 1941 году Красная Армия потеряла 20.500 танков из 27 тысяч предвоенных.

Из них в первые же дни войны Жуков подарил Гитлеру 6,5 тысяч советских танков, в том числе Т-34, КВ-1 и КВ-2, которые затем и наступали на Смоленск и Москву с крестами на бортах.

«Литературная газета», 1989, 22 марта, статья В. Анфилова «Самые тяжкие годы»:

«Мы потеряли сразу же, до середины июля 1941-го, около миллиона солдат и офицеров, из них 724 тыс. были пленены. Противнику достались в качестве трофеев 6,5 тысяч танков, 7 тысяч орудий и минометов, огромные запасы горючего и боеприпасов».

Гитлер начинал войну только с 3582 танками, но в первые же дни войны завладел еще 6,5 тысячами танков!

Причем, советские танки были значительно лучше германских,  около половины германских танков составляли двухместные танкетки T-II с противопульной броней, вооруженные только пулеметами.

Таким образом, Гитлер наступал на Минск, Смоленск и Москву танковыми армиями, в которых немецкие танки составляли только треть, а две трети — это советские танки, подаренные Жуковым Гитлеру.

В 1941 году СССР потерял 101.100 орудий и минометов, из которых 7 тысяч были захвачены немцами уже утром 22 июня на границе.

А также потерял 10.300 самолетов, что в 2 с лишним раза больше всего числа немецких самолетов, из которых почти все были сожжены на земле, ни разу не взлетев в воздух.

Причем, большая часть была уничтожена на аэродромах немецкими танками.

В наших киноэпопеях о войне, насквозь лживых, народу рассказывают, что войска преступно близко к границе якобы разместил командующий Белорусским военным округом Павлов.

Это ложь, так как войска были преступно близко к границе размещены во всех западных военных округах СССР, и приказ на их размещение там дал начальник Генштаба Жуков.

Почему?

А потому что, как писал генерал-лейтенант Н.Г. Павленко в «Военно-историческом журнале» в 1988, №11, с. 21:

«О стратегической обороне, которая была нам навязана противником летом 1941 года, наше руководство и не думало».

Еще весной 1941 года Жуков приказал придвинуть аэродромы к границе максимально близко: истребительной авиации — на 20-30 км от границы, бомбардировочной — на 50-70.

А многие аэродромы на «стратегических направлениях» Жуков разместил вообще в 8 км от границы.

Генерал-полковник Л.М. Сандалов писал:

«Штурмовой полк перебазировался на полевой аэродром в 8 км от границы 20 июня 1941 года по приказу начальника Генерального штаба РККА генерала армии Г.К. Жукова».

Предвоенные приказы Жукова вообще очень интересны!

На границе по приказу Жукова были сосредоточены 10 железнодорожных бригад численностью в 70 тысяч человек для перешивки германской колеи на широкий советский стандарт.

22 июня бойцы этих бригад отбивались от немцев кувалдами и лопатами.

Но вот ведь вопрос: если Жуков не планировал нападения на Германию и не ожидал нападения Гитлера, то зачем собрал на границе 70 тысяч военных железнодорожников?

Преступления жукова

Все предвоенные приказы Жукова — преступны, и за них Жукова следовало судить и расстрелять вместо Павлова как главного виновника страшного разгрома армии.

Так как именно его приказы предопределили жуткую Катастрофу 1941 года и весь ужас Великой Отечественной войны, которая без приказов Жукова протекала бы совсем иначе, вне нашей территории.

Если бы немцы смогли внедрить в Генштаб СССР своего агента, то даже тысяча таких агентов не причинила бы СССР большего урона, чем причинил его стране Жуков.

Один подарок агрессору 6500 советских танков — уже одиозен.

Вся Германия смогла, напряженно работая, произвести к войне только 3,5 тысячи танков — причем, слабых, вооруженных более половины только пулеметами.

А Жуков подарил Германии вдвое больше в первые же дни войны.

Эти танки были созданы тяжелым трудом нашего народа, который недоедал и отдавал армии последнюю копейку, последний кусок хлеба.

За хищение двух колосков с колхозного поля в СССР сажали в лагеря, а то и расстреливали 12-летних детей.

А тут «стратег» Жуков подарил нацистам 6,5 тысяч танков!

Именно за это Жукова сегодня считают «Спасителем Отечества»?

Жуков — автор трагедии народов СССР.

В первую очередь из-за Жукова были оккупированы западные территории СССР, где только в Беларуси было уничтожено более 99% евреев.

Это — результат «стратегии» этого «стратега» — начальника Генштаба СССР.

Блокада Ленинграда и голодная смерть сотен тысяч ленинградцев — это работа Жукова, который пустил немцев к Ленинграду.

Его должны благодарить ленинградцы за свою голодную смерть.

А ведь он врагу подарил не только наши танки.

Он подарил тысячи орудий, самолетов, огромные запасы авиационного бензина и масла, огромные запасы провизии, огромные запасы снарядов и бомб, которые вываливали в конце мая и в июне по приказу Жукова прямо на грунт на приграничных станциях.

И в том числе — более миллиона яловых сапог, которые там же были свалены огромными кучами, в них Жуков хотел переобуть наших солдат перед «освободительным походом на Запад» — чтобы «освободители» не позорились в кирзовых сапогах.

Знаменитый штурм немцами Брестской крепости проходил на фоне этих многометровых «пирамид» из яловых сапог, сваленных вдоль всего железнодорожного полотна.

За эти горы сапог прятались наши солдаты, отстреливаясь от немцев.

Зачем Жуков все это подарил немцам?

А ведь все это как раз и было так необходимо врагу для его похода на Москву.

В своих «Воспоминаниях и размышлениях» Жуков демонстрирует удивительный склероз, так как в его мемуарах нет ни воспоминаний, ни тем более каких-то размышлений.

О своей работе в должности начальника Генштаба и о своих преступных приказах в период с января по 22 июня 1941 года он НИ СЛОВОМ не вспоминает.

Хорошие «воспоминания», не правда ли?

А вместо своих воспоминаний он поместил в книге рассказ о предвоенных месяцах Баграмяна, который был тогда просто полковником — и, естественно, ничего не знал о том, чем там занимается накануне войны Генштаб во главе с Жуковым.

А Генштаб во главе с Жуковым, как это сегодня стало известно из раскрытых архивов, занимался подготовкой нападения на Германию.

Это сегодня признал сам Генштаб Российской Федерации, да только его признание 1992 года настолько не «вписалось» в струю мифических дутых представлений о войне, что прошло незамеченным.

Великая ложь

Однако многие современные публикации в прессе, как попка, твердят одно и то же: например, газета «Труд», статья С. Турченко «Военная тайна: «Белыми пятнами» все еще полна история Великой Отечественной», 9-15 декабря 2004 г., пишет, что якобы нет документов, подтверждающих, что: «Сталин готовил превентивный удар по Германии и тем самым вынудил Гитлера начать поход на Восток».

Все-таки, как велико желание не видеть в упор правду!

Причем, правда-то не только и не столько в том, что Сталин действительно вынудил Гитлера начать превентивную агрессию.

А в том, что из-за подготовки к нападению на Германию советские войска и оказались в глупейшем безвыходном положении, повлекшем как чудовищные жертвы и поражения СССР, так и весь самый тяжкий сценарий из возможных развитий этой Катастрофы.

А наш народ героически преодолевал в годы войны вовсе не агрессора, а последствия глупости Жукова и Сталина — воевал фактически не с немцами, а с ошибками своих неконтролируемых ВЛАСТЕЙ.

И главный источник Катастрофы 1941 года, как и главная причина такого тяжелого и кровавого хода Великой Отечественной войны, — заключается в нашей главной болезни: это рабская покорность народа и вседозволенность верхов.

Так что дело вовсе не в том, что Сталин приготовлениями к войне вынудил Гитлера напасть первым. Это сущая мелочь, хотя именно в эту плоскость вопроса — в абстракцию — нас всегда пытаются увести — от обсуждения ГЛАВНОГО.

А главное заключается в том, что урон, причиненный нам немцами, в разы меньше того урона, который нашей стране в 1941 году причинила наша «родная» власть.

Сравните сами: в 1941 году погибло 1,3 миллиона солдат, а 4 миллиона сдались немцам. В боях в июне-июле 1941 года немцы сожгли менее 2 тысяч наших танков, а 6,5 тысяч им наша «родная» власть подарила, ВТРОЕ увеличив танковые войска Германии.

И так далее по всем показателям, включая почти всю нашу авиацию запада СССР, которой мудрая власть не дала даже подняться в воздух.

Вот в чем мера ответственности.

Кто за это отвечает?

Как это вышло?

И НЕТ ОТВЕТА!

Хотя за это отвечает сам наш народ, допустивший вседозволенность своих любимых вождей.

Вот в чем главный урок Великой Отечественной войны — не сотвори себе кумира, вождя.

Лишив свой народ народовластия и возомнив себя умнее всех нас, верхи в СССР совершили нелепые и чудовищные ошибки, за которые кровью пришлось расплачиваться всему народу.

В рамках 60-летия победы в войне 17 января 2005 года московский телеканал ТВЦ начал показ 9-серийного фильма «Трагедия века», снятого в 1993 году совместно Россией, Сирией и Францией.

Эта киноэпопея является компиляцией старых советских кинолент о войне.

17 января 2005 года была показана 1-ая серия картины, снятая еще в 1960-х годах на черно-белой кинопленке.

Там еще молодые Ульянов и Филиппенко играют генералов Жукова и Павлова.

Существенную часть серии занимает эпизод «со штабными учениями», якобы состоявшийся в Москве 29 декабря 1940 года.

В фильме показано, что Генштаб якобы прорабатывал сценарий нападения Германии на СССР.

Павлов играл за «красных» и оборонял Беларусь от «синих», которыми командовал Жуков.

Жуков якобы окружил и разбил войска Павлова, как это затем и сделали немцы летом 1941 года.

«Почему вы проиграли?» — строго спрашивает Сталин у Павлова.

Павлов ведет себя как дурачок и Сталину пренебрежительно, с ухмылочкой отвечает:

«Так это, как в карты в дурака играть: сегодня я выиграл, а завтра проиграл».

Сталин недовольно промолчал, а подтянутый и серьезный Жуков как Ванька-встанька вскочил на ноги и доложил, что надо срочно удалить от границы возводимые укрепрайоны.

Сталин предложение Жукова поддержал и назначил Жукова на должность начальника Генштаба.

Было ли это все на самом деле?

Нет, это ложь от начала и до конца.

Авторы фильма создают у зрителя впечатление, что в Катастрофе 1941 года виноват один дурачок-Павлов, который и ранее проиграл свои войска на аналогичных учениях.

Павлов к работе в должности начальника Белорусским военным округом относится, как к карточной игре в дурака.

А вот герой-Жуков к службе относится серьезно, он и Павлова на штабных учениях разбил, и об угрожающем положении наших войск, сосредоточенных  возле самой границы, которые там тогда еще вообще не были сосредоточены, первый и единственный доложил Сталину.

За что его Сталин и назначил с должности командующего Украинским военным округом в начальники Генштаба.

Сказка для детей

Представим на минуту, что все было так, как показано в фильме.

Но тогда зритель приходит к выводу, что картежники-дураки и виновники Катастрофы 1941 года вовсе не Павлов, а Жуков и Сталин.

В самом деле: если оказалось, что Павлов разгильдяй, то Сталин и Жуков должны были его снять с занимаемой должности.

Они этого не сделали.

Если Жуков на учениях «предвосхитил в точности» действия немцев в июне 1941 года, то почему он, будучи начальником Генштаба, палец о палец не ударил, чтобы не допустить такого сценария в реальности?

Почему Жуков в фильме призывает убрать от границы войска и удалить от границы укрепрайоны, а в реальности, будучи начальником Генштаба, делает обратное?

Приказывает укрепрайоны расформировать,  в том числе, снять даже колючую проволоку со всей западной границы СССР 20 июня, с мая 1941 года собирает в 20-40-60 км от границы невообразимые военные силы, более половины авиации СССР, более половины топлива и снарядов, более половины запасов продовольствия для армии СССР?

Павлов, предположим, был дурачком, картежником, и не понимал.

А Жуков-то все отлично понимал.

Получается, что Жуков был сознательным вредителем, предателем?

Заметьте: фильм был снят в 1960-е годы, но компилирован в эпопею в 1993 году.

Вот ведь что поражает!

Ибо в этом же 1993 году полный текст инсценированного в фильме совещания был опубликован в Москве в 470-страничной книге «Накануне войны: Материалы совещания высшего руководящего состава РККА».

Казалось бы, коль авторы фильма создают претендующие на историчность сцены по этому совещанию, то откройте хотя бы его рассекреченную стенограмму — и не выдумывайте.

А ведь выдумали все.

И создавали киноэпопею не по фактам, а вопреки фактам.

Все было совершенно иначе, и, конечно, без нелепых фраз генерала Павлова, которого в фильме незаслуженно унизили и оскорбили, сделали «стрелочником».

В той штабной игре Жуков вовсе не наступал на белорусские войска Павлова, а оборонялся от них на территории Польши и Восточной Пруссии.

Тут Жуков вовсе не выиграл у Павлова, а проиграл.

Никаких будущих действий Германии Жуков не «предвосхитил», так как никаких войск «красных» не окружал, а был сам окружен «красными» и разбит вне границ СССР.

Жуков вовсе не просил Сталина отнести укрепрайоны подальше от границ, а наоборот сетовал, что войска нужно подтянуть поближе к границам.

Наконец, штабная игра была не одна, а их было две отдельных: для наступающих на Германию сил Белорусского и Украинского округов.

В обеих играх не рассматривалась оборона от Германии, а разыгрывалась агрессия против Германии — внезапное нападение.

Вот факты. 23 декабря 1940 года в Москве открылось совещание высшего командования РККА, где участвовало 276 маршалов, генералов и адмиралов СССР.

Оно продолжалось 9 дней и завершилось вечером 31 декабря.

После него по результатам совещания состоялись в течение двух недель штабные игры, где разыгрывалось наступление на Германию и ее союзников.

В первой игре генералы Белорусского и Прибалтийского военных округов, воевали против генералов Украинского военного округа, воевавших за Германию, а во второй — наоборот.

В первой Павлов гнал Жукова на 120 километров в Пруссию, а во второй уже Жуков гнал командующих Белорусским и Прибалтийским округами в Румынию и Венгрию, где игра закончилась на Будапеште.

Так Жуков еще в 1941 году взял Будапешт.

Сама игра была определена тем обстоятельством, что болота Полесья разделяют пополам стратегическую карту.

Где наступать — южнее болот или севернее?

Сталин и Политбюро по результатам игр решили, что наступать в 1941 году на Германию надо из Украины.

Сроки войны — июль 1941.

Подчеркиваю: текст этого совещания и содержание штабных игр были засекречены до 1992 года, но в 1992 году Генштаб РФ их рассекретил и официально опубликовал отдельной книгой в 1993 году.

Почему же авторы эпопеи все равно врут?

Почему нам в 2005 году это вранье продолжают показывать на ТВ?

Почему это вранье до сих пор в школьных учебниках?

Это настоящий заговор Лжи.

Совещание по подготовке нападения на германию

Эта киноэпопея, как и прочие остальные перлы героизаторов войны, основана на одном-единственном источнике: псевдовоспоминаниях Жукова.

Пока существовал СССР, материалы совещания были закрыты грифом «Совершенно секретно».

Если бы СССР не рухнул, то и сейчас об этом совещании мы бы знали только то, что рассказал Жуков, эдакий странный рассказчик того, что закрыто грифом «Совершенно секретно».

Но в 1992 году Генштаб РФ рассекретил стенограммы совещания, и оказалось, что Жуков-то врал.

Спасая свою шкуру от личной ответственности за свои преступные решения перед ветеранами войны и всем советским народом.

Оказалось, что за шесть месяцев до германской агрессии состоялось совещание, на котором 9 дней заседали Сталин, Политбюро и все высшее руководство Красной Армии, где готовились вовсе не к «святой оборонительной войне», как врал Жуков, а к нападению на Германию.

Текст совещания был опубликован в 1993 году в 470-страничной книге: никакой обороны на этом совещании и близко не обсуждалось.

Характерный эпизод совещания: генерал-лейтенант Ф.Н. Ремизов, командующий войсками Орловского военного округа, начинает свое выступление обращением к народному комиссару обороны Маршалу Советского Союза С.К. Тимошенко:

«Товарищ народный комиссар обороны, современную оборону мы понимаем прежде всего.. Мы говорим не об обороне»!

Первым и центральным докладом был доклад Жукова о способах внезапного нападения на противника.

Тема доклада говорит сама за себя.

Тема второго доклада — «Военно-Воздушные Силы в наступательной операции и в борьбе за господство в воздухе», докладчик — начальник Главного управления ВВС Красной Армии генерал-лейтенант авиации П.В. Рычагов.

Суть его выступления:

«Лучшим способом поражения авиации на земле является одновременный удар по большому количеству аэродромов возможного базирования авиации противника».

Далее доклад:

«Использование механизированных соединений в современной наступательной операции и ввод механизированного корпуса в прорыв».

Докладчик —  командующий войсками Западного особого военного округа генерал-полковник танковых войск Д.Г. Павлов, которого расстреляют за Катастрофу 1941 года — летом 1941 года.

Он в докладе пишет: «Польша перестала существовать через 17 суток. Операция в Бельгии и Голландии закончилась через 15 суток. Операция во Франции, до ее капитуляции, закончилась через 17 суток. Три очень характерные цифры, которые не могут меня не заставить принять их за некое возможное число при расчетах нашей наступательной операции».

Далее другие аналогичные оккупационные доклады. А доклад Павлова тем и интересен, что его 4 июля 1941 года по приказу Сталина арестовали и 22 июля расстреляли за Катастрофу 1941 года.

Хотя не он виноват, а начальник Генштаба Жуков.

В своем докладе на этом совещании Жуков указывал:

«Всего на площади 30 на 30 км будет сосредоточено 200.000 людей, 1500-2000 орудий, масса танков, громадное количество автотранспорта и других средств».

Что писал в докладе, то и сделал в 1941 году.

За что же Павлова расстреляли?

Надо было расстрелять Жукова.

Жуков:

«Господство в воздухе — основа успеха операции. Это господство достигается смелым и внезапным мощным ударом всех ВВС по авиации противника в районах ее базирования». Для этого: «Авиация располагается на аэродромах на удалении: истребительная — 30-50 км, бомбардировочная — 75-100 км от переднего края».

Но в таком случае наша авиация может попасть под внезапный удар.

Вот рецепт Жукова:

«Особой заботой командира и командующего ВВС армии будет — не дать разбить свою авиацию на аэродромах. Лучшим средством для этого является внезапный удар нашей авиации по аэродромам противника… Внезапность является главным условием успеха».

В том и беда, что при объявленной Жуковым степени концентрации войск на границе разгром Красной Армии был неминуем уже во второй половине мая, когда на границу в огромной путанице стали прибывать армады дивизий.

И достиг степени потенциальной Катастрофы именно во второй половине июня, когда войска уже сменили пограничников, но находились в состоянии хаоса переезда.

А вот если бы немцы напали на СССР в начале мая, то они не смогли бы захватить даже Барановичи, так как встретили бы нормальную организованную оборону.

Однако в СССР ни на какую оборону не ориентировались по массе причин:

  1. Во-первых, в СССР правила идея блицкрига, который успешно провел Жуков против японцев, а опыт Первой мировой войны, когда после объявления войны державы только через пару недель вводили в действие главные силы, считался устаревшим и неактуальным для военной стратегии СССР. Причем, во всех докладах есть ссылки на опыт ведения войны Германией против Польши и Франции.
  2. Во-вторых, коммунисты вовсе не для того затеяли Вторую мировую войну, чтобы быть в обороне: этим безумным шовинистам Ленин завещал приращивать СССР новыми республиками, над чем они активно и работали, создавая Советскую империю.
  3. В-третьих, совершенно нелепо создавать у себя оборону от противника, у которого танков почти в 10 раз меньше, самолетов — в 7 раз, в 2 раза меньше армия, а ресурсы для ведения войны вообще иллюзорны. Какой смысл создавать оборону от такого слабака, каким тогда была Германия Гитлера? Это отнюдь не шапкозакидательство, как это потом называли в СССР придворные историки по заказам верхов. Если бы СССР удалось напасть на Германию первым, то события, возможно, протекали бы точно так, как это было проработано во время игр Генштаба. То есть — через два-три месяца Красная Армия захватила бы Румынию, Венгрию и половину Германии. А Берлин пал бы к началу зимы.

Впрочем, «блицкриг» СССР против Финляндии окончился позорным поражением, так что и в этом случае вряд ли мог состояться…

Опасные штабные игры

Если какой-то умник где-нибудь вам до сих пор будет говорить, что СССР не готовил нападения на Германию, то вы можете ему в лицо сказать, что он — лжец.

Потому что подготовка СССР нападения на Германию в начале июля 1941 года — ЭТО ФАКТ.

Подтвержденный последней инстанцией в споре — Генштабом РФ.

Материалы стратегических игр по оккупации советскими войсками территории Германии, Румынии и Венгрии и др., а также подробный план оккупации Финляндии в 1941 году — были рассекречены Генштабом РФ в 1992 году.

Этому была посвящена, в частности, большая публикация в «Военно-историческом журнале» от 1992 года, №2 и целый разворот в газете «Известия» от 22 июня 1993 года с названием «В январе сорок первого Красная Армия наступала на Кенигсберг»!

В этих штабных играх Жуков, Павлов и прочие вовсе не решали вопросы обороны страны от агрессии Германии, а отрабатывали нюансы захвата Кенигсберга, Варшавы, Бухареста, Праги, Кракова, Будапешта и т.д.

Рассказы Жукова о том, что он в игре предвосхитил германские планы — это чистой воды ложь, так как боевые действия на территории СССР вообще в играх не рассматривались.

Конечно, комментаторы из «ВИЖ» при публикации материалов штабных игр попытались тут же уточнить, что якобы СССР хотел использовать эти агрессивные планы войны только в случае нападения Германии.

Но, во-первых, если эти планы использовать в случае нападения Германии, то они только к одному тому и могут привести, к чему и привели — к Катастрофе 1941 года.

Так что это только словесная эквилибристика, демагогия.

А во-вторых, кого эта наивность может обмануть?

Как верно замечали оппозиционные официозу историки, всегда выходило так, что враг нападал именно в тот момент, когда у нас было все подготовлено к захвату его страны.

В ноябре 1939 года мы сосредоточили пять армий на границе с Финляндией, изготовились, и тут дурачки-финны, как по заказу, якобы один раз стрельнули из пушки…

И тут же наши газеты взорвались той самой яростью благородной:

  • «Отразим нападение Финляндии!»
  • «Дать отпор зарвавшимся налетчикам!»
  • «Ответим тройным ударом на удар агрессоров!»
  • «Уничтожим гнусную банду!».

Между тем, вот воспоминания Хрущева:

«Я приехал в Кремль, на квартиру к Сталину. Начался разговор, и по ходу его я почувствовал, что это продолжение предыдущего разговора. Собственно, уже реализация принятого решения о том, чтобы предъявить ультиматум Финляндии. Уже договорились с Куусиненом, что он возглавит правительство создающейся Карело-Финской ССР.

…Вдруг позвонили, что произвели выстрел. Финны ответили артиллерийским огнем. Фактически началась война. Я говорю это потому, что существует другая трактовка: финны первыми выстрелили, и поэтому мы вынуждены были ответить.

Имели ли мы юридическое и моральное право на такие действия? Юридического права, конечно, мы не имели».

Совершенно ясно, что в данном случае — в отношении Германии — СССР повторил бы финский опыт развязывания войны.

Который, впрочем, ничем не отличается от того метода, каким Германия напала на Польшу, якобы тоже «Обороняясь от Агрессии».

Так что наивные комментарии «ВИЖ» ничего не стоят и никого обмануть не могут.

Для соблюдения приличий в обеих штабных играх — Белорусской и Украинской — было введено в двух фразах условие, что на нас напал летом 1941 года противник, который проник на 100-200 км на территорию СССР, но его выбили,  кто и как – неизвестно, снова на рубеж Государственной границы.

И с этого состояния начинается Белорусская игра в начале июля 1941 года.

Вторая, Украинская, игра 8-11 января 1941 года, о которой забыл Жуков, началась уже на территории противника в июле 1941 года в 90-180 км западнее Государственной границы СССР, рубеж рек Висла и Дунаец,  содержание игры — «ответные действия» Красной Армии в Германии, Чехословакии, Венгрии и Румынии.

Войсками Германии и Венгрии командовал генерал-полковник танковых войск Д.Г. Павлов, войсками Румынии — генерал-лейтенант Ф.И. Кузнецов, до этого командующий войсками Северо-Кавказского военного округа, снятый с этой должности и вызванный в Москву в игру, а после нее назначенный командующим Прибалтийским особым военным округом.

Будапешт в этой игре захватывал Жуков.

Существенная деталь: в этих играх соотношение сил не соответствовало реальности, а силы немцев и их союзников были завышены в 2,5-3 раза по сравнению с реальными летом 1941 года.

Так что в реальном блицкриге успехи СССР были бы куда более значимыми, чем в этих играх, проводившихся как бы «с запасом мощи противника на всякий случай».

В Белорусской игре Жуков вовсе не гнал покойного Павлова, как он наврал в своих склерозных «воспоминаниях».

Как раз Павлов разгромил Жукова.

Вот что писала газета «Известия» 22 июня 1993 года:

«В ряде книг и статей утверждается следующее: в этой игре Г.К. Жуков якобы все спланировал и осуществил так, как это через полгода сделали немцы, и на восьмые сутки Северо-Восточный фронт «Западных» вышел-де уже к Барановичам. Но все было далеко не так: Северо-Западный фронт «Восточных» (Д. Павлов), выполняя задачу выйти к 3 сентября 1941 года на нижнее течение реки Висла, 1 августа перешел в наступление, и в первые дни его войска форсировали р. Неман, овладев Сувалкинским выступом (окружив в нем крупную группировку «Западных»), а на левом крыле прорвали фронт, возглавляемый Г. Жуковым. В прорыв была введена конно-механизированная армия, которая к 13 августа вышла в район, расположенный в 110-120 километрах западнее Государственной границы СССР».

Жуков проиграл Павлову!

Хотя наврал нам обратное.

И это вранье нам сегодня повторяют с экранов ТВ во всяких эпопеях для наивных простачков, для наших горячо любимых верхами ветеранов, которых незазорно обманывать.

Мол, как классик писал, «и сам обманутым быть рад», мол, «так они сами хотят».

А один известный российский писатель недавно на телеканале «Культура» цинично сказал:

«Говорить ветеранам скрывавшуюся от них в СССР правду о войне — это что лишать несмышленого ребенка любимой игрушки: ничего, кроме обиды, не будет».

Думаю, это не так, поскольку у ветерана еще есть дети и внуки, которые не должны повторять судьбу чудом выжившего в войну ветерана и быть пушечным мясом у нового поколения политиканов.

Думаю, не станет ветеран спорить с тем, что за его спиной — за спиной всего народа — кучка авантюристов в Кремле тайно готовила агрессию, но опростоволосилась.

Ценой чему — весь трагизм войны, наша Катастрофа 1941 года.

Потому что любой человек не одобрит, когда власти в строгой тайне от него готовят войну, рассчитывая этого человека послать куда-то кого-то убивать ради непонятно чьих целей.

По результатам этой игры руководство играми пришло к выводу, что:

«Развертывание главных сил Красной Армии на Западе с группировкой главных сил против Восточной Пруссии и на Варшавском направлении вызывает серьезные опасения в том, что борьба на этом фронте может привести к затяжным боям».

Поэтому было выбрано южное направление, украинское, где в ходе игры удалось продвинуться далеко вглубь Румынии и Венгрии и захватить румынскую нефть.

А поскольку Жуков был командующим Украинским военным округом, то его, а не Павлова, и поставили на должность начальника Генштаба для подготовки нападения СССР на Германию и ее сателлитов: чтобы максимально подготовить к агрессии Украинский военный округ.

«Ни на совещании, ни на играх их участники даже не пытались рассмотреть ситуацию, которая может сложиться в первых операциях в случае нападения противника. Поэтому утверждение, что игры проводились для «отработки некоторых вопросов, связанных с действиями войск в начальный период войны», лишены основания. Эти вопросы не значились в учебных целях игр и потому не рассматривались».

1941: Фарс Истории или Рецидив Заразы?

Как считается, когда история повторяется, то повторяется в виде фарса.

Это не так.

Порой история повторяется снова в куда как более жутком рецидиве — если болезнь не вылечена, а прогрессирует.

В Первой мировой войне, которую тогда наш народ и называл Великой Отечественной войной, но это святое название украдено большевиками для своей новой большевистской войны, далеко не «отечественной», царская Россия не отдавала врагу свою территорию, а воевала на территории противника.

Но как только к власти пришли создатели СССР, эта Хунта, возглавляемая Лениным, сразу отдала врагу огромные территории.

Через 20 лет эта же Хунта, уже возглавляемая Сталиным, этому же врагу снова отдает ТЕ ЖЕ САМЫЕ территории.

А Сталин через посла Болгарии в СССР Стотенова осенью 1941 года просит Гитлера о заключении сепаратного мира, подобного ленинскому Брестскому миру, когда немцам братья-россияне подарили за свое спасение белорусов и украинцев.

Это мистическое «дежа вю».

Все снова повторяется в точности — с той разницей, что сейчас это не просто немцы, а нацисты, пришедшие нас уничтожить.

И они в этом сепаратном мире Сталина за пару лет уничтожили бы всех белорусов и украинцев.

Что Сталин, конечно, прекрасно понимал, предлагая Гитлеру этот сепаратный мир.

К великому счастью белорусов и украинцев, Стотенов потом ответил, что Гитлер отказался на предложение Сталина.

Но вдумайтесь в сам факт: Сталин, спасая свою шкуру, был готов снова нас подарить немцам.

Как подарок российского народа немецкому народу в лице белорусского народа — которого как барашка режут для заключения мира.

А ведь это факт: Гитлер хоть и отказался, но ведь Сталин предлагал — предлагал нас в качестве цены за свою жизнь!

И кому вообще такой ГНИЛОЙ СССР нужен, где РСФСР и Грузия выторговывают у врага себе жизнь ценой смерти других республик?

Это не фарс, это смертельный рецидив той же самой болезни — которая началась с разгона советскими террористами Учредительного собрания.

С кровавого воровства у народа его народовластия.

Важнейшей нормой демократии является само отношение к войне: поскольку в войне воюют вовсе не одни верхи и их детки, которые как раз часто и не воюют, а весь народ, то вопрос войны и мира должен решаться всем народом, а не закулисно, кучкой заговорщиков от власти.

Вот почему сегодня везде в цивилизованных странах, кроме СНГ, уважающих права Гражданина, введено правило, что исполнительная власть не имеет права ни объявлять войну, ни готовиться к войне, ни заключать мир.

Это — прерогатива парламента, без его разрешения — разрешения народа — никаких войны или мира не будет.

Ясно, что такие полномочия Верховному Совету СССР Кремль никогда бы не дал.

Там, например, вопрос начала 10-летней войны СССР в Афганистане решал крайне узкий круг лиц. Как и единолично Горбачев, без мнения нашего народа, решил эту войну вдруг закончить.

Как и в отношении Германии в 1940-41 гг.: готовиться к обороне или готовить агрессию.

Когда такие вопросы решаются узкой группой лиц, да еще между бокалами грузинского коньяка, это приводит только к тому, к чему приводило нас в СССР.

Парадоксы 1941 года

Анализ Катастрофы 1941 года приводит к парадоксальным выводам: если бы в тех наших условиях деспотии Хунты мы обладали бы значительно меньшими армией и вооружением, то и степень наших поражений была бы на порядки ниже.

Дело в том, что для обороны страны от агрессора есть определенные соотношения сил, которые известны в военной стратегической науке.

Нападающий на подготовленные к обороне позиции всегда несет потери, в несколько раз превышающие число обороняющихся.

Прекрасный тому пример — советско-финская война, где СССР выставил против Финляндии 11.266 орудий и минометов, 2998 танков, 3253 боевых самолета и армию численностью около миллиона солдат и офицеров.

На стороне финнов воевало всего несколько десятков танков и самолетов.

У нас погибло около 75 тысяч и 17 тысяч пропало без вести.

Более 200.000 — раненные и обмороженные.

А потери финнов составили 23 тысячи убитых и пропавших без вести и 44 тысячи раненных.

Все дело в подготовленности финнов к обороне, в созданной ими «Линии Маннергейма».

Сравним теперь силы наступающей на нас Германии с нашими.

Для продуктивной обороны от агрессора, согласно учебникам военной стратегии, нам потребовалось бы против 3,5 тысяч немецких танков выставить тысячу с небольшим.

Мы их имели в 1941 году 27 тысяч.

Точно так в разы больше самолетов и артиллерии, а армия вдвое больше немецкой вместе с ее союзниками.

С такими силами нелепо готовиться к обороне.

Потому что силы созданы заведомо избыточные.

Если такие силы поставить в оборону, то, конечно, ни один враг такой обороны не преодолеет и ни миллиметра нашей земли не возьмет.

Но в том и проблема, что, обладая такими силами, неуправляемые народом верхи их начинают считать инструментом внешней политики, а вовсе не обороны.

Страна превращается в потенциального агрессора, а то, что народ создавал для своей обороны, становится орудием агрессии в руках политиков.

Что, кстати, мы и наблюдаем на примере США сегодня, ибо созданные горы оружия должны стрелять, а если в первом акте пьесы на стене висит ружье, то потом оно все равно выстрелит неизбежно.

И, как всегда оказывается, избыток создаваемого народом для обороны оружия оборачивается для самого же народа огромными проблемами, своей кровью.

Ибо этот избыток надо куда-то девать, и его политики используют уже не для обороны страны, а для бряцанья оружием и агрессий.

Избыток оружия так же плох, как и его недостаток.

В Польше было всего около 200 танков, во Франции — около полутора тысяч. У нас — 27 тысяч, преимущественно — новейших танков производства 1937-1941 гг.

И никакой разницы, ибо не в них дело.

А в совсем иных процессах, которые и определяют победы и поражения.

И называется это Здоровьем Гражданского Общества.

Где при плохом здоровье ничто не поможет.

СССР напал на Финляндию, выставив против нее почти столько же танков, сколько выставила Германия при нападении на СССР 22 июня 1941 года — три тысячи.

Большую часть финны уничтожили.

Причем, танки СССР были на порядок страшнее немецких — чего стоил один КВ-1, который стрелял 150-мм гаубичными снарядами: такого танка нигде в мире тогда вообще ни у кого не было.

И против этой армады танков, почти равной всей танковой мощи Германии на лето 1941 года, финны с их тремя десятками допотопных танков не только выстояли, но фактически разгромили агрессора.

Нет оснований полагать, что наш народ не смог бы точно так отразить прямо на границе немецкую агрессию, если бы наши власти занимались обороной Родины.

О чем никто тогда, увы, не думал.

1 Comment

  1. PIC_TOS_DR казва: - reply

    Това трябва да се прочете от всички чугуни, въпреки че повечето пак ще викат: “За Сталину” по навик!

Leave A Reply

Вашият email адрес няма да бъде публикуван Задължителните полета са отбелязани с *