Марк Солонин о гибели “Боинга” MH-17: Мышеловка захлопнулась

Марк Солонин о гибели “Боинга” MH-17: Мышеловка захлопнулась

DSC_3502

Международного трибунала по “Боингу” MH-17 не будет: Россия, как и обещала, наложила вето на резолюцию Совбеза ООН. Но на своей непричастности к катастрофе наша страна продолжает настаивать. Инженер-авиаконструктор, историк, публицист Марк Солонин в разговоре с “Фонтанкой” объяснил позицию российских дипломатов, разложив по полочкам версии крушения.

Марк Солонин известен как историк, публицист, автор книг по истории Второй мировой войны. Однако прежде чем стать писателем, он, по специальности – инженер-авиаконструктор, много лет проработал в закрытом авиационном КБ. “Фонтанка” после заседания в Совбезе обратилась к нему именно как к инженеру и эксперту по вооружению разных стран.

Если “Бук”, то чей

- Марк Семёнович, откуда взялась версия о “Буке”, пришедшем в Донбасс из России? Такие ЗРК были и у Украины. Кроме того, мы знаем, что ополченцы захватили украинские “Буки”, эта новость появилась за несколько дней до катастрофы.

– Да, это мог быть и украинский “Бук”. Доказать, чей он был на самом деле, можно методом исключения. Подозреваемых ровно два: Россия и Украина. По поводу техники, захваченной ополченцами, украинская сторона утверждает, что она была приведена в негодное состояние.

- Военные говорят, что “Бук”, наскоро приведённый в негодность, можно восстановить.

– Если там был хоть один украинский военный с автоматом Калашникова и хоть раз выстрелил по панели управления, в электронную начинку “Бука”, то вопрос об использовании данного комплекса можно закрывать. Его, конечно, можно будет отремонтировать. Но только на предприятии-изготовителе, где есть все комплектующие. И этот ремонт будет сопоставим со стоимостью всей электроники нового комплекса.

- Но мы не знаем, действительно ли украинские военные испортили “Бук”. А может, они, убегая, об этом не подумали?

– Может быть, всё может быть. Вот для этого и создаётся трибунал. Трибунал – это не место, где наказывают. Это место, где разбираются, рассуживают. Но вот что странно: Украина – за трибунал, Россия – против.

Су-25

- В сентябре прошлого года появился отчёт Международной технической комиссии, но в нём содержатся именно технические данные. В марте Международная следственная группа опубликовала видеоролик о том, как “Бук” после крушения самолёта покидает территорию Украины, но из этого ролика непонятно, как он на Украину попал. Другой официальной информации нет. Как можно делать выводы о типе оружия, поразившего “Боинг”?

– Опубликованный голландцами отчёт содержит очень много важной информации. Самое главное – там дано описание того, что произошло с самолётом: на него было оказано очень мощное, одномоментное воздействие с очагом в носовой части. На основании самых разных данных – переговоров диспетчерских служб, расшифровок бортового самописца и другого – было установлено, что экипаж погиб практически мгновенно. Последние 3-4 секунды до гибели были совершенно рутинными. А потом экипаж перестал жить. Они не успели ни вскрикнуть, ни нажать какую-то кнопку. Международная комиссия пришла к выводу, что было очень мощное внешнее воздействие на самолёт потоком предметов, обладающих большой скоростью и энергией. Именно так написано в отчёте. Там же чётко зафиксировано, что носовая часть самолёта отделилась первой. Судя по расположению обломков на земле, она была просто отсечена от самолёта, а всё остальное продолжало по инерции лететь. Остальные фрагменты лежат на расстоянии от 3 до 8 километров.

- К каким выводам это должно привести?

– Воздействие такой силы полностью отсекает все версии про Су-25. Про тактический штурмовик с маленькими тепловыми ракетками, у которых боевая часть весит 2-3 килограмма. Такая ракета в принципе не могла нанести подобных повреждений. Даже если бы каким-то невероятным чудом этот Су-25 оказался на высоте 10 километров и смог догнать “Боинг”.

- Зачем ему догонять “Боинг” или подниматься на его высоту, если он запускает ракету? Разве её нельзя запустить с меньшей высоты?

– Я не случайно обратил ваше внимание на то, что внешнее воздействие обрушилось на носовую часть фюзеляжа “Боинга”. Для своей самообороны штурмовик Су-25 может нести две ракеты воздушного боя с тепловой головкой самонаведения. Предположим, каким-то чудом этот низковысотный штурмовик забрался на высоту 8-10 километров и, не имея бортового радиолокатора, а на Су-25 его нет, смог обнаружить в небе “Боинг”, превосходящий его в скорости, сблизиться с ним и даже запустить по нему свои ракеты. Тогда эти ракетки пошли бы туда, куда им и положено: на горячую точку. А горячая точка – это двигатель. Самолёт, как я сказал, один из самых больших в мире. А двигатель – просто самый большой, он записан в Книгу рекордов Гиннесса. Естественно, у него очень большая мощность и большое тепловое излучение. Вот на это излучение любая ракета с тепловой головкой и ушла бы. Она повредила бы двигатель, двигатель мог загореться, много чего произошло бы…

- Но картина была бы другая.

– Да, самолёт бы не развалился, он бы начал снижаться. Был бы пожар. Но это не мгновенное исчезновение экипажа. Самолёт такого типа с выключенными двигателями может планировать с высоты 10 км пролетев примерно 80-100 километров. Это заняло бы порядка 5-10 минут. Мы бы услышали слова экипажа, сообщения на землю. Была бы совершенно другая картина повреждений. Не исключено, что он вообще дотянул бы до какого-нибудь аэропорта. Так что после того, как стало известно, что воздействие было чрезвычайно мощным и одномоментным, все версии, связанные с Су-25, можно исключить полностью.

- А если Су-25, например, врезался в “Боинг” лоб в лоб? Это тоже было бы очень сильное и одномоментное взаимодействие. И тоже – в носовую часть.

– Тут вы правы. Это единственный возможный вариант применения Су-25 в качестве истребителя-перехватчика. Если бы в “Боинг” врезался лоб в лоб самолёт Су-25, то вдребезги разлетелись бы оба. Но тогда были бы найдены и обломки двух самолётов. Однако подобной безумной версии никто даже не высказывал.

- Нет, подобная версия есть. В годовщину катастрофы у австралийских журналистов появилась видеозапись, на которой ополченцы осматривают место крушения “Боинга”. Они говорят, что сбили украинский Су-25, а этот Су-25 сбил “Боинг”.

– Подтверждением должны быть не разговоры посторонних лиц, а обломки двух самолётов. Причём обломки одного – в обломках другого. Это же лобовое столкновение. Я не думаю, что кто-то всерьёз будет рассматривать версию лобового столкновения “Боинга” и Су-25 на высоте 10 километров.

Израильская ракета

- Пусть не Су-25, но, может, был использован какой-то другой истребитель?

– Вы правильно рассуждаете. Источником такого воздействия могла быть очень мощная ракета “воздух – воздух”.

- Так версия “воздух – воздух” всё-таки не исключена?

– Абстрактно рассуждая – нет, не исключена. Есть очень мощные ракеты “воздух – воздух”, у которых боевая часть всего в 2 раза легче, чем у ракет “Бука”. И теоретически они могли бы произвести такое воздействие. Только у Украины нет носителей таких ракет. Это вообще достаточно редкая и очень дорогая вещь. На вооружении российской авиации ПВО есть комплекс дальнего перехвата в составе истребителя МиГ-31 с тяжеленной, 490 килограммов, ракетой Р-33. Но у Украины ничего подобного нет.

- Может быть, у самой Украины нет, но ей могли дать аналогичный самолёт, например, США?

– Но почему тогда наши генералы с самого начала врали про Су-25? Надо было врать как-нибудь технически грамотнее. Тогда надо было так и сказать: у Украины появился американский F-14 с ракетой Phoenix, о чём никто никогда не знал. Хотя лучше сразу переходить к версии шаровой молнии или лазерного меча марсиан.

- Российский следственный комитет как раз считает, что речь идёт о зарубежной ракете “воздух – воздух”. Предположительно – израильской.

– Дело не в “национальности” ракеты, а в ее размерах и весе боевой части. Boeing-777 – это огромный самолёт, 300 тонн веса, фюзеляж – 6 метров шириной. Один из самых больших в истории пассажирской авиации. Для того, чтобы одним ударом отбить у него носовую часть, нужно очень сильное воздействие. То, о чём говорит следственный комитет, – израильская ракета ближнего воздушного боя с тепловой головкой наведения. Она в принципе неспособна нанести подобные повреждения.

- А тяжёлый перехватчик производства США мог появиться у Украины?

– Меня в институте учили, что может произойти всё, что не противоречит законам сохранения энергии и материи. Исходя из этого – да, мог. Но зачем выдумывать столь экстравагантную версию, как тайные поставки американских военных самолётов, когда у Украины есть свои зенитно-ракетные комплексы? И “Буки”, и огромные С-200, которыми, конечно, можно было сбить “Боинг”.

Украинский ЗРК

- Так, может, это и был украинский ЗРК, оставшийся со времён СССР?

– Да, такая версия не может быть названа абсурдной. Гипотетически с территории Украины могла быть запущена ракета с большой дальностью действия. Например, С-200. Досягаемость по дальности у них более 200 километров, это достаточно далеко, можно было долететь и сбить “Боинг”. И задача следствия доказать это, собрав необходимые доказательства.

- Так С-200 или “Бук”?

– Здесь я пока ставлю вопросительный знак, хоть и крохотный. Только потому, что пока официально не были опубликованы результаты расследования в части поиска поражающих элементов боевой части ракеты.

- О чём могут сказать поражающие элементы?

– А это всё равно как отпечатки пальцев убийцы на рукоятке ножа, оставшегося в теле жертвы. Поражающие элементы у каждой боевой части достаточно специфические. А о том, какие они у “Бука”, Западу известно доподлинно. Потому что Россия в своё время имела неосторожность продать “Буки” Финляндии. Таким образом, у наших западных партнёров, как их называет Путин, есть комплекс “Бук” со всей технической документацией, с возможностью провести натурный эксперимент. И если в элементах конструкции сбитого “Боинга”, в останках тел погибших пассажиров обнаружены вот эти маленькие штуковинки, а они размером с 2-рублёвую монету, то вопрос об орудии убийства можно считать закрытым.

- Какие доказательства могли бы сказать, что гипотетический “Бук” – украинский?

– Например – данные радиотехнической разведки, если бы их предоставила Россия. А российская армия, конечно же, такую разведку ведёт. Я не думаю, что такое утверждение вызовет возражения у кого бы то ни было. У границ России шла война. Полномасштабная, с использованием сотен танков, артиллерийских установок. Глупо было бы предположить, что российская разведка, в том числе – радиотехническая и воздушная, не контролировала эту ситуацию. И там наверняка были наши технические средства, которые без труда способны были зафиксировать и факт работы системы наведения, и факт перехода локатора ЗРК на сопровождение, и факт запуска ракеты, и так далее. Тем более что техника-то наша, все знают, как она работает, на каких частотах, с какими режимами.

- “Наша” – это вы сейчас имеете в виду не российская или украинская, а советского происхождения, да?

– Конечно. Наша советская техника, которую потом разделили. Поэтому нет ни малейшей проблемы в том, чтобы советскими, а ныне – российскими радиотехническими средствами или средствами воздушной разведки обнаружить её активность. Это же всё происходило очень близко, для современных радиотехнических средств – просто рядом. До российской границы – несколько десятков километров.

- Но нельзя же исключить фактор… Беспорядка, так скажем. Просто не было разведки – и всё тут.

– Понятно. Тогда ищите другой способ доказать, что ракета была запущена с территории Украины.

“Алмаз-Антей”

- Именно такой способ и нашёл “Алмаз-Антей”: в своём анализе его инженеры утверждают, что да – самолёт сбит ракетой “Бук”, но – с украинской территории.

– Понимая, что произошло, инженеры “Алмаз-Антея” сказали: да, сбили действительно “Буком”. Но этот “Бук” был запущен не из Снежного, а из Зарощенского.

- То есть – с подконтрольной Киеву территории. Так они утверждают.

17 июля 2014 года Зарощенское контролировалось ополченцами. Боевые действия были в самом разгаре, и украинский Совет национальной безопасности ежедневно публиковал их карту. Никакое командование не будет занижать свои успехи, и они каждый день писали: мы тесним и гоним, наступаем и освобождаем. Тем не менее, хотя тесним и гоним, но из Зарощенского ещё не выгнали. Есть эти сообщения и официальные карты от 14, 15, 16 июля. То есть до события. Таким образом, версия о том, что их как-то подогнали, исключена.

- Все расчёты – это плюс-минус пара километров. Украинский “Бук” мог стоять где-то рядом с Зарощенским, но уже на подконтрольной Киеву территории.

– Во-первых, не пара километров, а пара десятков километров в глубине контролируемой ополченцами территории. Не забывайте, что установка “Бук” с виду очень грозная, но на ней нет никакого оборонительного вооружения, и броня там легкая противопульная. То есть первый же выстрел из гранатомета – и всё. Заползти на таком “гробу” вглубь вражеской территории, да еще и благополучно уползти – странное занятие. Кроме того, есть чисто техническая составляющая. Характер разрушения самолёта говорит о том, что ракета прилетела ему в лоб. Она сближалась с самолётом на встречных курсах и отрезала носовую часть конусом разлета поражающих элементов. Если бы запуск был из района Зарощенского, ракета прилетела бы самолёту в бок. Тогда поражения были бы совершенно другие: ракета отреагировала бы на огромное крыло, на огромный двигатель и отшибла бы крыло.

- Почему она не могла долететь до носовой части сбоку?

– У зенитных ракет неконтактный взрыватель. Попасть ракетой прямо в самолёт почти невозможно, на это никто не надеется, поэтому и ставят неконтактный взрыватель. У “Буков” он срабатывает на дистанции порядка 15-20 метров от цели. Сбоку у самолёта, как знают даже домохозяйки, – огромные крылья. А это самолёт ещё и далеко летающий, у него крылья большущие, длиннее, чем фюзеляж. Под крылом висит двигатель – самый большой, повторяю, в мире, диаметром больше 3 метров. Если бы ракета летела сбоку, взрыватель “увидел” бы крыло и двигатель и подорвал бы ракету рядом с крылом.

- Всё равно не понимаю: почему бы ракете не проскочить мимо крыла и не попасть сбоку в носовую часть?

– Давайте, чтобы было понятно, я объясню, для поражения каких целей создавался “Бук”. Он делался, в частности, для того, чтобы перехватывать американские противорадиолокационные ракеты. Представьте себе кусок телеграфного столба диаметром 25 сантиметров и длиной в 4 метра. Предмет такого размера неконтактный взрыватель обязан “увидеть”. Если он способен среагировать на предметы такого размера, он никак не мог проскочить мимо крыла “Боинга” и 3-метровой “бочки” двигателя. Он бы сработал, боевая часть взорвалась, отшибла крыло, дальше бы самолёт кувыркался без одного крыла и хаотично падал на землю. При этом хоть кто-то из экипажа успел бы крикнуть, нажать какую-то кнопку или как-то ещё среагировать.

- Специалисты “Алмаз-Антея” не могли этого не понимать, тем не менее ничего об этом не говорят.

– Они понимают это настолько хорошо, что в первой публикации, которая была в “Новой газете”, они привели 29 картинок – на все случаи жизни. А вот картинку, на которой, по их мнению, были бы изображены сближение ракеты с самолётом и диаграмма разлёта поражающих элементов, не привели. Понимаете, даже при наличии задания инженер не может рисовать нечто совершенно абсурдное. Так что мышеловка захлопывается. У Международной комиссии есть обломки, по ним видно, где входили поражающие элементы, где выходили. Ну а если найдены, как я уже говорил, хотя бы несколько поражающих элементов… Их у “Бука”, если не ошибаюсь, 7600 штук. Большая часть, конечно, разлетается в воздухе. Но даже если одна сотая попала в цель – это уже 76 отверстий. А 76 отверстий – этого специалистам достаточно, чтобы сказать, с какой стороны подлетела ракета, куда что двигалось, где взорвалось.

- Даже если будет установлено, что использовалась ЗРК “Бук” и ракета летела спереди, это не будет само по себе означать виновность той или иной страны.

– Любое направление ракеты спереди – это контролируемая ополченцами территория. Ну или, простите, Российская Федерация. А дальше появляются косвенные свидетельства: перевозка ракеты тягачом, о котором, как мы узнали в марте, многое известно следственной группе. Показания свидетелей. Я не исключаю, что в суде такие свидетели появятся, а пока их скрывают из соображений безопасности. Возможно, появятся и фотографии. Я даже не исключаю очевидцев непосредственно запуска. Это же, в конце концов, густонаселённый район.

Разведка НАТО

- Почему западные страны не предоставят данные своих разведок? Известно, что самолёт-разведчик НАТО находился в небе между Польшей и Румынией, и “Боинг” MH-17 в какой-то момент попадал в зону его радара.

– Украина большая страна. И от зоны между Польшей и Румынией до того места, где был сбит “Боинг”, расстояние – километров семьсот-восемьсот. И не забывайте про кривизну земной поверхности и понятие “горизонт”. Я не готов сказать с полной уверенностью, способен ли самолёт AWACS, о котором вы говорите, что-то обнаружить на таком расстоянии, а если способен – то что. Но зачем, скажите, натовскому самолёту-разведчику до боли в глазах всматриваться, не запустят ли ракету на юго-востоке Украины? У него вполне конкретная задача: чтобы к границам стран НАТО не подлетело ничего плохого. А фиксировать каждый запуск ракеты в Донбассе… В Донбассе тогда вообще много чего по воздуху летало.

- А знаменитые американские спутники? Почему американцы не дают данные своих спутников?

– Представления о возможностях космической спутниковой разведки у широкой публики безумно гиперболизированы. Самый низкий спутник летит на высоте 250 километров. Что можно увидеть в оптические средства с такого расстояния – вот то он и “видит”. К этому ещё добавляется, что между спутником и землёй – облака, дымка, атмосферные явления всякие, какие-то частицы льда и так далее.

- У спутника есть какая-то точная оптика с высоким разрешением…

– Габариты этой оптики лимитированы размерами самого спутника. Вы не можете поставить туда телескоп. Даже маленький телескопик весит несколько тонн. И потом, спутник ведь не стоит на месте. Он несётся, пролетая каждую секунду 8 километров. Время его нахождения над объектом разглядывания исчисляется секундами. Нет, конечно, если бы у американцев была задача 17 июля 2014 года в 17 часов 20 минут по московскому времени следить за тем, что происходит в районе Снежного в Донбассе, то такая задача технически решаема. Надо заранее подгадать, чтобы нужный спутник оказался в нужной точке в нужное время. Чтобы именно в эти секунды в поле зрения его окуляров попал нужный участок земли. Более того, бывают ситуации, когда не жалко спутника, можно его скатить с орбиты, и за несколько секунд до того, как сгорит дотла, он успеет “увидеть” что-то на земле с достаточно близкого расстояния. Но для этого надо заранее знать – где, когда и что хочешь увидеть. А американцев, видимо, никто не предупредил, в какое время и в каком месте будут сбивать пассажирский самолёт.

Беседовала Ирина Тумакова, “Фонтанка.ру”

0 Comments

Leave A Reply

Вашият email адрес няма да бъде публикуван Задължителните полета са отбелязани с *